00:00
Версия для печати
Версия для слабовидящих
Размер шрифта
A
A
A
Цвет фона
Законодательное Собрание города Севастополя
Главная » Пресс-центр » Новости Законодательного Собрания Севастополя » Август 2015 » Задача поправок в закон 46 ЗС – комплексно ограничить застройку особо охраняемых природных территорий в городе, - Александр Кулагин
Прямая видеотрансляция
Фотогалерея
Видеогалерея
18 августа 2015

Задача поправок в закон 46 ЗС – комплексно ограничить застройку особо охраняемых природных территорий в городе, - Александр Кулагин

Сегодня в радиоэфире «Севинформбюро» заместитель Председателя Законодательного Собрания Александр Кулагин ответил на вопросы ведущего о ветировании закона 46-ЗС, который призван регулировать имущественные и земельные отношения в городе Севастополе, о целесообразности передачи Национального заповедника «Херсонес Таврический» в федеральное ведение, а также дал оценку эффективности деятельности депутатского корпуса.

- На политическом поприще события развиваются очень динамично. Хотелось бы с Вами поговорить о законопроекте, который стал причиной, яблоком раздора происходящего в городе, приведшего в итоге к организации митинга, к сбору подписей под письмом к Президенту. Это 46 закон, который был призван регламентировать ситуацию с застройками, которые на сегодняшний день практически никак не контролируются.

 - Действительно 46-ЗС – это закон, регулирующий имущественные и земельные отношения в городе Севастополе. И как Вы сказали, это политическое возбуждение произошло после внесения в этот закон поправок, которые были впоследствии ветированы Губернатором.

 - Причины, по которым он наложил вето, на Ваш взгляд, являются основательными и всё-таки стоящими?

 - Вопрос не в причинах наложения вето, скорее, вопрос в желании отрегулировать те или иные отношения. Мы с вами говорим о том, что задача поправок в этот закон – комплексно ограничить застройку особо охраняемых природных территорий в городе Севастополе: парков, скверов, прибрежных зон. Если бы закон был принят - он бы работал. На сегодняшний день он не работает, хотя своё действие возымел.

 - Насколько я понимаю, в основе применения или неприменения любого закона лежит политическая воля. То есть либо она есть, либо её нет, есть желание что-то изменить в этой сфере, либо нет. На Ваш взгляд, у исполнительной власти города в лице Губернатора, который собственно наложил вето, есть такая воля?

 - Я не уверен, что она есть, поскольку если бы она была, мы бы последние полтора года не наблюдали активную застройку Ласпи, побережья в парке Победы. Методы, которыми можно было бы это отрегулировать – это не обязательно закон, это можно было бы сделать на уровне исполнительной власти: приостановить эти стройки, провести независимые экологическую и общественную экспертизы для того, чтобы понять, насколько данная застройка не противоречит интересам граждан города Севастополя. Это не было сделано, и мы знаем, что предприятию «Агат-А», которое строит в бухте Ласпи, наоборот, было выдано разрешение на продление выполнения строительных работ.

 - Каким образом в отсутствие этого закона, на которое наложено вето, можно решать эту ситуацию, ведь мы понимаем, что время играет против нас фактически, потому что каждый день, особенно летом, стройки продолжают вестись, и, если я не ошибаюсь, есть какие-то нормы в законодательстве: если здание достроено до определенного процента готовности, то его уже никто не будет сносить.

- Мы знаем некоторые примеры в нашем городе сноса зданий, но речь идёт, скорее всего, о правилах игры на этом рынке. Во-первых, не нужно говорить о том, что нельзя вообще строить в городе Севастополе. Нужно строить по определённым правилам, так, как это удобно городу, правильно для жителей, чтобы это было красиво, чтобы это, скажем так, не удовлетворяло интересы одного конкретного человека. Но мы с вами знаем, что все якобы общественные здания – гостиницы, дома отдыха, грязелечебницы, пансионаты – фактически выстраиваются в виде апартаментов, продаются гражданам в собственность, и никто ничего в городе от этого не получает. Не поступают налоги в казну, гражданам ограничивают доступ к таким помещениям, пляжам. Я считаю, что очень важно установить правила, а после этого уже решать, что можно строить.

 - Очень бурно обсуждалась передача Национального заповедника «Херсонес Таврический» в федеральное ведение. Насколько я понимаю, там сейчас идёт, кипит буквально процесс по кадастрированию земли, учёту всей имеющейся собственности, для того, чтобы передать в полном составе, ничего не потеряв, в федеральное ведение этот заповедник. На Ваш взгляд, насколько существует опасность того, что земли хоры Херсонеса, которые расположены по всему городу, всё-таки сохранятся, необходимо ли проследить за процессом передачи, чтобы не потерялись земли при передаче на федеральный уровень.

 - Я считаю, что, безусловно, должен быть общественный контроль за этим процессом. То, что земли хоры частично мы уже потеряли, в этом сомнений нет, это видно из того, что случилось. Я считаю, что максимально прозрачным должен быть процесс передачи, люди должны знать, понимать, кто, что и куда передаёт. Вопрос в том, что мы не можем на местном уровне решить такие глобальные проблемы, нам обязательно нужна помощь федералов, как с Херсонесом. За полтора года можно было бы решить вопрос с инвентаризацией всего имущества. До сих пор этого не было сделано, поэтому вмешался федеральный центр. И так со всем остальным имуществом города Севастополя. Мы не можем получить от исполнительной власти информацию о том, что случилось с той бывшей украинской собственностью, которая располагается на территории Севастополя. Писали неоднократно запросы, но до сих пор мы этого не знаем. То есть надо сделать прозрачными такие процедуры, и тогда, я думаю, не понадобится вмешательство федерального центра, и всё у нас будет хорошо.

 - Говоря об украинской собственности, Вы имеете в виду собственность государства Украины, которая была решениями координационного совета передана в собственность города?

 - Здесь не координационный совет участвовал, это было решение Севастопольского городского совета о статусе города-героя Севастополя, которым признано, что вся собственность государства Украины, находящаяся на территории Севастополя, становится собственностью города, все государственные предприятия, учреждённые Украиной, становятся государственными предприятиями, учреждёнными городом Севастополем, все государственные органы Украины, действующие на территории Севастополя, прекращают своё существование, и их имущество передаётся в собственность города. Это решение о национализации государственного имущества было принято на основании того, что граждане Севастополя были гражданами Украины и имеют право на свою часть имущества, которое принадлежало гражданам Украины. Далее был принят закон 3-ЗС, в котором было сказано, как в дальнейшем будет происходить распоряжение этим имуществом. Это было поручено Губернатору, поскольку на тот момент ещё не было Правительства как исполнительного органа. Там было сказано, что Губернатор осуществляет учёт, инвентаризацию данного имущества, распоряжается им до принятия других нормативных актов. На сегодняшний день мы просто не имеем информации о судьбе этого имущества.

 - Но ведь оно никуда не пропало? Оно же, наверное, существует в городе физически? Это научные учреждения какие-то, лаборатории, верно я понимаю?

 - Их было очень много, порядка трёхсот только государственных предприятий, филиалов и так далее. То есть в городе было очень много такого имущества, и для того, чтобы понимать, что с ним случилось, нужно просто картинкой показать результат инвентаризации и дальнейших действий, касающихся этого имущества – то ли оно оприходовано в реестр собственности города Севастополя, то ли передано вновь учреждённым государственным унитарным предприятиям. Судьбу этого имущества нужно показать севастопольцам.

 - Как Вы оцениваете деятельность Законодательного Собрания города Севастополя за этот период, и можно ли её оценивать количеством принятых законов? Иногда нашим депутатам ставят в укор то, что в Севастополе принято в два раза меньше законов, чем в Крыму. На Ваш взгляд, это достаточный показатель эффективности работы?

 - Количество принятых законов не является никаким хорошим показателем, поскольку важна качественность законов. Действительно, у нас проблема с регулированием, поскольку мы новый субъект Российской Федерации, нам нужно много сфер отрегулировать, но спешка в этом случае совершенно не нужна. Спешка нужна была в рассмотрении социальных вопросов, которые были разрешены в самые кратчайшие сроки. Все остальные законы важны, но не настолько по времени, чтобы нам нужно было бросать всё, разрабатывать их и принимать. Лучше мы изучим практику субъектов Российской Федерации и примем их хорошими. О количестве: на этой сессии мы приняли ничуть не меньше законов, чем в Крыму. Это первое. Второе – что очень важно, на мой взгляд, - спешка в Крыму с принятием законов приводит к огромному количеству нормативных документов, которые называются «О внесении изменений в ранее принятые законы». Да, у нас тоже такое есть, но не в таком количестве. Это связано с тем, что в Крыму существует такая практика: брать готовые законы, просто вносить «Республика Крым» и принимать их в таком формате. У нас есть много своих особенностей, поэтому нужно всё хорошенько продумать, прежде чем принимать законы. Кроме этого, у нас достаточно эффективно работает юридическое управление Аппарата Законодательного Собрания, которое тщательно, глубоко исследует каждый закон и особенно законы, которые поступают к нам от Губернатора. Как правило, это не один закон – их три или четыре. Закон заходит, по нему проводится юридическая экспертиза, все замечания перерабатываются и возвращаются Губернатору, опять перерабатываются, опять он заходит. Такая судьба у большинства законов, внесённых Губернатором. Поэтому, я считаю, исходить из количества нельзя. Если сравнить с другими субъектами Российской Федерации, то мы впереди многих – такое количество законов не принимается ни в одном субъекте Российской Федерации.

 - Является ли на ваш взгляд здоровой ситуация, которая сложилась в отношениях между исполнительной ветвью власти в Севастополе и законодательной – ситуация некоторого противостояния, когда по любому практически вопросу у депутатов есть своя точка зрения, которую они озвучивают и которая чаще всего не совпадает с точкой зрения Правительства. Если говорить о том же Крыме, там всё спокойно, и многие не понимают – почему у них так, а у нас вот так. Насколько это продуктивно, на Ваш взгляд?

 - На мой взгляд, это продуктивно, поскольку всегда учитываются мнения разных сторон управления городом. Если мы откроем сайт Совета Министров Республики Крым, мы увидим фотографии членов Правительства Крыма, если мы откроем наш сайт, мы не увидим фотографий, мы даже не знаем, кто у нас является членами Правительства. О чём можно говорить? Мы не знаем, кто за что в Правительстве отвечает. Нас убеждали, что количество членов Правительства Севастополя – порядка 25 человек – будет сокращено до хотя бы московских девятнадцати или питерских пятнадцати. Этого не происходит. Губернатор засекретил всю кадровую политику. Если раньше члены Правительства назначались Указом Губернатора, то на сегодняшний день, согласно Указу Губернатора, все кадровые вопросы, в том числе и назначения членов Правительства, осуществляются на основании распоряжения Губернатора. Данные документы к нам не поступают, поэтому мы даже не знаем, кто сегодня в Правительстве за что отвечает, с кем разговаривать по какому-либо вопросу. Если бы такая информация была, несомненно, был бы прямой контакт с профильными департаментами Правительства, и многие вопросы, прежде чем выноситься на большую дискуссию, глубоко и тщательно прорабатывались бы. Такого сегодня не происходит, к сожалению.

 - Насколько я понимаю, та же ситуация происходит и с публикацией документов – далеко не все появляются на официальном сайте Правительства.

 - Далеко не все появляются на официальном сайте Правительства, и что меня ещё как заместителя Председателя Законодательного Собрания тревожит – не исполняется наш закон, согласно которому Правительство и все органы исполнительной власти города Севастополя обязаны нам предоставлять все свои документы. Федеральный закон 184-ФЗ определяет такой порядок взаимодействия исполнительной и законодательной власти. Исполнительная власть должна знать, что делается в законодательной власти, а законодательная должна знать, что делает исполнительная власть, более того – обязана контролировать соблюдение принятых законов города Севастополя. Распоряжением Правительства предоставление информации Законодательному Собранию ограничено, к нам не поступают документы, которые якобы публикуются на сайте Правительства, хотя этот процесс достаточно хаотичный. Часть документов, например, те, которые содержат большие приложения (более 20 листов) нам не предоставляются вообще, по отдельному запросу. Более того, из документов за 2014 год ни один мы не получили, так же, как и часть документов отдельных органов исполнительной власти в этом году. Как можно осуществлять контроль?