00:00
Версия для печати
Версия для слабовидящих
Размер шрифта
A
A
A
Цвет фона
Законодательное Собрание города Севастополя
Главная » Пресс-центр » От первого лица » Март 2017 » Интервью Алексея Чалого интернет-изданию «РИА Крым»
Прямая видеотрансляция
Фотогалерея
Видеогалерея
16 марта 2017

Интервью Алексея Чалого интернет-изданию «РИА Крым»

Чалый: медленно, но глобально разворачиваемся в правильную сторону

Беседа с Алексеем Чалым спустя ровно три года после "Крымской весны" проходит в его нынешнем скромном офисе. После ухода с поста губернатора, а затем и спикера Законодательного собрания Севастополя, после продажи "Тавриды Электрик" Алексей Михайлович остается рядовым депутатом и руководит небольшим стартап-предприятием с пятью сотрудниками. Он все так же сам ездит за рулем подержанного Subaru Forester, сам готовит кофе для гостей и держится более чем демократично. Тем не менее, "народный мэр" по-прежнему строит масштабные, стратегические планы о преобразовании Севастополя.

- Крым и Севастополь отмечают очередную годовщину возвращения в состав России. Очень много за три года было сказано о происходившем в 2014 году. Но сегодня хочется поговорить не о былом, а о достижениях и будущем города русской славы уже в составе Российской Федерации.

- Прежде всего, хотелось бы сказать, что масштаб измерения событий, которые произошли три года назад – не годы, а десятилетия и столетия. Это не значит, что ничего не надо делать, ничего не надо улучшать. Ставить в прямую зависимость, что тогда все было сделано, чтобы зарплаты больше были? Я совершенно не готов к такой постановке вопроса. Даже если вы послушаете мое обращение к жителям Севастополя перед референдумом, там это четко было сказано.

Понятно, что всем хотелось, чтобы стало хорошо, словно по мановению волшебной палочки. У меня ведь тогда мысль была: кроме того, что мы совершили – привести в город вменяемую власть. Вторую свою задачу я видел в этом. Но жизнь немного по-другому распорядилась.

Если спрашивать людей, то они ожидали большего. Почти наверняка. Тем не менее, ожидания эти были изложены в концепции (Концепции социально-экономического развития города федерального значения Севастополь на 2015 — 2030 годы, представленной Алексеем Чалым еще в 2014-м году – ред.). Многое из этого не случилось. Но сама концепция, по большому счету и с моей точки зрения, на сегодняшний день актуальна. Я уже говорил и не раз, что в течение двух лет мы никуда всерьез не двигались. Хуже того, местами мы двигались в противоположном направлении.

Ожидания отчасти не оправдались, потому что наши прогнозы были не точны. Но в значительной степени также из-за того, что не было консолидированной, организованной и квалифицированной позиции власти. Надежда стала появляться только с приходом нового правительства. Но оно пришло на разруху и находится еще в переходном периоде. Из позитива могу сказать, что у меня хорошие ожидания. Много есть признаков того, что ситуация медленно, но глобально разворачивается в правильную сторону. Показательна ситуация с парком "Патриот". Оказывается, мнение горожан — это штука, к которой прислушивается самое мощное ведомство в нашей стране. Никто не может переступить общественный интерес. У нас надо его учитывать, и это очень хороший признак.

- Входят ли первые прямые выборы губернатора Севастополя, которые запланированы в 2017 году, в перечень ваших положительных ожиданий?

- Это, безусловно, часть процесса. Но все могут извратить — любое хорошее правило, хороший закон, хорошее начинание. Особенно те, кто хочет этим правилом воспользоваться не в интересах общества. У каждого закона есть понятие буквы и духа. Соблюдая букву, можно выхолащивать дух. У нас, к сожалению, это сплошь и рядом происходит. И в этом смысле можно извратить и выборы губернатора. В целом, я считаю, что прямые выборы – часть положительного процесса с одной стороны, а с другой стороны, это отвечает длительным ожиданиям горожан.

- Будете ли вы баллотироваться?

- Нет.

- Будет ли в выборах губернатора принимать участие кандидат Чалого?

- Не планировал.

- Алексей Михайлович, вы стратег и, не побоюсь этого слова, романтик. Можете описать, каким видите Севастополь, скажем, через десять лет?

- В концепции это видение было описано. В то, что мы писали, мы искренне верили. Мы считали, что так должно быть. Как я сказал, эта концепция в значительной степени сохранила смыслы, хотя там требуются серьезные изменения технического свойства. В период с 2014 года изменилась федеральная нормативная база. Появился федеральный закон о стратегическом планировании. Теперь каждый субъект РФ просто обязан делать такой документ, в том числе Севастополь. Сейчас правительство это делает и, что приятно отметить, не шутит. В смысле пытается разработать настоящий документ, по которому город будет жить, обозначив ключевые направления.

Теперь конкретно: будет развиваться база флота, которая серьезно повлияет на развитие города в целом. Сейчас Севастополь возвращает себе статус главной базы ЧФ. К нам приходят новые корабли, другая техника. Конечно, это будет существенно сказываться на жизни города – рабочие места, производства. Вторая штука по степени важности, которая в советские времена вступала в противоречие со статусом флота – это сакральное значение Севастополя, о котором говорил Владимир Владимирович Путин. Для ключевых разворотов российской истории так получается, что в этом маленьком городке, в котором во время Крымской войны проживало 12 тысяч человек, не раз решалась судьба Российской империи.

Если Санкт-Петербург — культурная столица России, Москва – торговая, промышленная, купеческая, каноническая столица, то Севастополь – духовная столица России. И экономика, простите за банальность, должна вокруг этого крутиться. Это хороший просвещенный туризм. Ялтой мы никогда не будем. У нас есть высокая концентрация исторических объектов, пропитанных духом. Вот это надо показывать, на этом надо зарабатывать. Ничего зазорного в этом нет. Мы движемся в этом направлении, и это не китч-патриотизм, который пытаются устроить господа "Ночные волки". У них просто отсутствуют, с моей точки зрения, понятия вкуса и патриотизма. Приезжайте на 35-ю батарею и посмотрите, что такое настоящий патриотизм. Те дети, которые там полегли в больших количествах, вряд ли кричали лозунги. Как и крепостные крестьяне, которые умирали на севастопольских бастионах.

Если закончить по экономике, Севастополь – это еще и центр качественного виноделия всей страны, и, я очень надеюсь — центр интеллектуальной электроэнергетики.

- Каким мы увидим центр Севастополя: без новомодных зданий, только историческая застройка?

- Градостроительная политика — страшно болезненная для нас история, которую мы, наконец, исправляем. Ничего интересного с архитектурной, градостроительной точки зрения в Севастополе не происходило до Михаила Петровича Лазарева. Именно при нем был заложен стиль, который сегодня называется лазаревским. Все ключевые архитектурные решения центра города – три площади, три улицы, куча лестниц были сделаны при нем. И город действительно получился очень красивым – ампирным с греческим уклоном. После Первой обороны город был сильно разрушен, затем частично восстановлен. Во время Второй мировой войны все снова зачистили. После победы над Германией была предпринята серьезная попытка построить новый город с сохранением стиля. Собрали команду молодых сильных архитекторов из Москвы и Ленинграда, которые сделали все, что мы сегодня видим. У нас в центре нет двух одинаковых домов, но все построено в одном стиле. Это и есть архитектурное искусство.

Дальше были 23 года Украины, дикого нечеловеческого капитализма. Много безобразий было совершено и по отношению к исторической части города: лепили новые застройки внутри домов, выводили этажи. Конкретное достижение на этом поле, которое мы гражданам обещали – мы получили статус исторического поселения федерального значения. Москва такого статуса не имеет. И это сразу целый ряд ограничений на такую деятельность. Из центра следует вывести здания ведомств, структур, учреждений, прокуратуры, суда, правительства, Заксобрания, убрать парковки на улицах. Единственное, что можно оставить — штаб флота. Сейчас принят приоритетный проект о создании нового административного центра города в Молочной балке, которая предусматривает переезд государственных структур из центра города. Только после этого можем начать работу над реставрацией центра Севастополя и превращением города в визуально сакральное место, а не только по истории и по духу. Я вижу центр города пешеходным или с ограниченным общественным электротранспортом. Меккой военно-исторического туризма.

- Чем вы сейчас занимаетесь? Ранее вы часто говорили в интервью, что являетесь безработным после продажи предприятия "Таврида Электрик".

- С 1 января 2017 года я не безработный. В настоящий момент я владелец и директор ООО "РЭС", которое занимается подходами к созданию распределительных сетей будущего. Это плотно перекликается с моей общественной работой в рамках заместителя руководителя рабочей группы EnergyNet (инициатива по внедрению системы интеллектуальной электроэнергетики, одобренная к внедрению в Севастополе и Калининграде – ред.). Я привлекаю разнородные команды специалистов, чтобы этот проект реализовать.

- Вы следите за дальнейшей карьерой Меняйло?

- Не слежу.

- Многие считают, что Севастополь из-за вашего с ним политического противостояния многое упустил. Смотря на ту ситуацию спустя время, вы бы что-то изменили?

- Мне не в чем себя упрекать, с поправкой на то, что я чего-то не знал тогда. Вопрос же не в конфликте властей, а в смыслах. А как себя должен вести исполняющий закон представительный орган народа, видя, что исполнительная власть, которая поклялась выполнять определенную программу, занимается совершенно другими делами? Как может не быть в этой ситуации конфликта властей? Только в одном случае – если обе ветви власти начинают заниматься не тем, чем положено.

- Как вы можете прокомментировать отношения между властями Крыма и Севастополя?

- Я не хочу комментировать отношения Аксенова и Овсянникова. Что касается парламентов, то между ними отношений практически никаких нет. Особенно сейчас, когда сложный период "дорожной карты" в законодательстве закончился. В первый год в составе России мы должны были создать местное законодательство. И в этом плане мы с Крымом пересекались. Сейчас таких пересечений практически нет. У нас власть за это время изменилась три раза: какое-то время был Чалый Алексей Михайлович, потом Меняйло Сергей Иванович. Теперь у нас третий губернатор. А в Крыму Сергей Валерьевич все это время стоит как глыба, как вечность. Поэтому в каждом периоде отношения складывались особенно.

- Алексей Михайлович, какова судьба легендарного свитера, в котором вы появились на подписании договора о принятии в состав России Крыма и Севастополя? Вы его носите, или отложили для будущих музеев?

- Я не знаю. Я его не ношу. Жена его узурпировала и где-то спрятала. Не отслеживал.

- Кем будет Чалый для Севастополя в будущем?

- Я хочу сделать работу, о которой только что сказал — EnergyNet. Я овладел несколькими профессиями в сфере электроэнергетики. Сейчас возникает некая третья. Раньше я занимался какими-то частностями, глубоко в них погружался, создавал структуры, которые являются в этих частностях конкурентоспособными на мировом уровне – а другого уровня я не признаю. Эта новая специальность — ее в мире почти не существует. Дай Бог, это будет иметь серьезное экономическое продолжение для страны, если все получится.

С точки зрения общественной деятельности, я хочу, чтобы та самая стратегия, которую мы сейчас дорисуем – она стала выполняться. Она состоит из многих составляющих, но самое главное – это люди, гражданское общество, которое неотделимо от понятия квалифицированного общества. Не может быть гражданского общества без достаточной квалификации, в том числе, профессиональной. "Крымская весна" была бы невозможна без мощной поддержки крымчан.

Когда я называю стратегические направления – то они федерального уровня, а лучше – мирового. Все эти направления, а особенно центр военно-исторического туризма – они должны быть точно главными всероссийскими. А вообще Севастополь имеет все возможности, чтобы быть мировым. Потому что я не знаю, где еще в мире было такое количество драки, имеющей существенное геополитическое продолжение. Все четыре направления развития – в одну сторону. Цель – создание такого общества, о котором я говорил. Если это получится – будет у нас с вами другая жизнь.

Источник: РИА Крым