00:00
Версия для печати
Версия для слабовидящих
Размер шрифта
A
A
A
Цвет фона
Законодательное Собрание города Севастополя
Главная » Пресс-центр » От первого лица » Июль 2015 » Интервью Вячеслава Горелова новостному порталу ForPost
Прямая видеотрансляция
Фотогалерея
Видеогалерея
20 июля 2015

Интервью Вячеслава Горелова новостному порталу ForPost
Сомнительная застройка Севастополя разрушает надежды людей на справедливость, - ещё раз о законе-"убийце апартаментов"

Принятие закона, ограничивающего застройку 500-метровой зоны побережья, а также других особо охраняемых земель, вызвало широкий общественный резонанс. Почему такой запрет пришлось вводить на законодательном уровне, коснется ли это всех строений в охранных зонах и, наконец, главное: сможет ли закон остановить строительный беспредел в Севастополе? На вопросы ForPost ответил один из инициаторов резонансных поправок, глава постоянной комиссии по градостроительству и архитектуре Вячеслав Горелов.

- Чем обусловлено появление предложенных дополнений и исправлений в закон № 46-ЗС «Об особенностях регулирования…»?

- Обусловлено реальной ситуацией в севастопольском градостроении, которая, увы, имеет тенденцию к ухудшению. Обратите внимание, что за последние несколько недель депутаты Законодательного Собрания выезжали на различные объекты: Вячеслав Аксенов – в Байдарскую долину, Михаил Чалый – в урочище Ласпи, Екатерина Алтабаева вместе со съёмочной группа посетила побережье бухты Казачьей, Александр Кулагин изучал текущее состояние дел на мысе Лукулл, Ваш покорный слуга рассказал журналистам о важности сбережения природы и водохранилища у горы Гасфорта. Во многих поездках депутатов сопровождали депутаты муниципальных образований и общественники.

Были и другие встречи и мероприятия. Татьяна Сандулова приняла активное участие в обсуждении проблемы застройки Солдатского пляжа, которое проходило на площадке общественно-экспертного совета при Губернаторе. Игорь Соловьёв подготовил стенды, которые вновь привлекли внимание горожан к застройке Парка Победы. Иван Комелов показал проблемные места города съёмочной группе киностудии «Лавр» из Москвы.

От возникающих проблем не дистанцировалось и Правительство. Например, Губернатор подписал распоряжение о включении 12 объектов в перечень особо охраняемых природных территорий. Григорий Донец три недели назад на заседании регионального штаба ОНФ доложил о работе, которую проделала возглавляемая им рабочая группа.

В целом проблема вышла на федеральный уровень – напомню, что Валентина Матвиенко при посещении Севастополя заявила буквально следующее: «Важно остановить эту хаотичную, бессмысленную, незаконную застройку, попирающую исторические места Севастополя и природные заповедники». Но строительство, сомнительное с точки зрения законности, продолжается, в том числе и приостановленное по требованию общественности в украинские годы. Это, на мой взгляд, разрушает надежды людей на справедливость после нашего возвращения в Россию. Мне, активному участнику Русской весны и члену Координационного совета, осознавать это горько.

В общем, стало ясно, что ситуация деградирует, проблема носит долгоиграющий и системный характер, и на неё надо давать системный ответ. Такой ответ и был подготовлен.

- Есть мнение, что новый закон запрещает всякое строительство в 500-метровой зоне. Так ли это?

- Таково мнение, скорее всего, тех, кто вообще не читал документ. Этот закон в целом не является запретительным, в нём превалирует бланкетный способ изложения, когда используются ссылки к другим нормативным правовым актам. Например, в 500-метровой зоне строить можно – но строить в соответствии с порядком, который установлен Законом города Севастополя. Кроме того, на объекты туристской индустрии, объектов индивидуального жилищного строительства, дачного (садового) строительства, объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения налагаются лишь ограничения по этажности – но разные для 200-метрой зоны и для зоны от 200 до 500 метров.
Кстати, попутно должен сказать, что суть этой поправки обсуждалась и с юристами, и с общественниками, и с представителями архитектурного сообщества. Могу ответственно заявить следующее: весьма квалифицированные юристы настаивали на императивных формулировках, содержащих прямые запретительные меры – мы на это не пошли. Прописали всё мягче, чемнам предлагалось.
Причиной стало следующее: мы не имели нужного объёма исходной информации, чтобы оценить не только положительные, но и отрицательные последствия прямых запретительных мер.

Далее: коллеги-архитекторы предлагали ограничить высоту застройки в исторической части города тремя этажами, и предложили установить «не более десяти или одиннадцати метров» – мы согласились с трёхэтажностью, но оставили четырнадцать метров, это часть 6 статьи 2. Правда, должен оговориться – имеется в виду общая высота, то есть до конька крыши. В целом же, как я уже говорил на брифинге в минувшую пятницу, мы с Александром Кулагиным предложили коллегам-депутатам восьмую или девятую итерацию поправок. Мы старались продумать всё до мелочей. Удалось ли – покажет время и практика применения закона, когда (и если) он вступит в силу.

- Выступая на пленарном заседании, Александр Свечников и Сергей Меняйло заявили о необходимости согласовывать с Правительством поправки в закон, внесённый Правительством. Почему это не было сделано?

- Здесь есть два аспекта. Во-первых, господин Свечников, насколько мне известно, был неоднократно устно предупреждён, что будут поправки. Он знал об этом. Другое дело, что он не уточнил – какие именно будут поправки. Но он имел полное право на то, чтобы уточнить. Во-вторых, давайте внимательно прочитаем Регламент Законодательного Собрания города Севастополя. И мы обнаружим лишь один случай, когда поправки должны быть согласованы с Губернатором.

Процитирую: «Если поправки к законопроекту содержат положения о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, об изменении финансовых обязательств города, другие положения, предусматривающие расходы, покрываемые за счет средств бюджета города, то такие поправки должны быть внесены не позднее двадцати четырех часов до начала заседания ответственного комитета, на котором принимается решение о готовности законопроекта к рассмотрению во втором чтении. Указанное требование не распространяется на срочные законопроекты. Данные поправки не принимаются к рассмотрению без финансово-экономического обоснования. Ответственный постоянный комитет, постоянная комиссия или подготовительная комиссия направляют такие поправки Губернатору города Севастополя.». Наши поправки не относились ни к бюджетным, ни к финансовым вопросам. Других указаний на необходимость согласовывать поправки с Губернатором я пока не обнаружил.

- Ваш коллега Борис Колесников утверждает, что губернатор обязан ветировать закон, т.к. поправки не были согласованы с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным регулировать сферу градостроительных и земельных отношений. Действительно ли необходимо такое согласование?

- Прежде всего, мне кажется некорректным предвосхищать решения Губернатора или косвенно навязывать ему те или иные решения. Если же говорить о сути, то нужно внимательно прочитать статью 12.1 закона №6-ФКЗ. Она звучит так: «До 1 января 2017 года на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополяособенности регулирования имущественных, градостроительных, земельных и лесных отношений, а также отношений в сфере кадастрового учета недвижимости и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним могут быть установлены нормативными правовыми актами Республики Крым и нормативными правовыми актами города федерального значения Севастополя по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление нормативно-правового регулирования в соответствующей сфере».

Обратим внимание на слова «особенности регулирования». Теперь возникает вопрос – а что такое «особенности»? На мой взгляд, если тот или иной закон города Севастополя не имеет особенностей по сравнению с действующими федеральными нормами, то согласование с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти не требуется.

Отсюда вывод: если есть предположение, что мы ввели особенности регулирования, выходящие «за флажки» - укажите, где именно мы вышли «за флажки». Это как в математике: если хотите доказать, что теорема не верна, приведите хотя бы один пример, её опровергающий.

Пока таких примеров я не слышу, есть только общие рассуждения по поводу. Наверно, именно поэтому и исходный законопроект, который занесло Правительство, тоже не имел согласования с Москвой. И, наконец: откуда уверенность, что нет согласования наших поправок? Отсутствие публичного документа вовсе не означает, что документ отсутствует как таковой.

- Как будет работать и будет ли в принципе работать закон, кто и когда должен будет реализовывать его нормы на практике, предусмотрено ли наказание за неисполнение?

- Реализация норм на практике - это не предмет этого закона. Наказание за неисполнение – тоже. В отношении того, «будет ли в принципе работать закон». Уже отвечал, повторяю: если бы мы не верили, что закон должен и будет работать, мы эти поправки не вносили бы. То есть, как некогда выразился Плеханов, «не надо было браться за оружие».

- Нет ли опасения, что принятые поправки всего лишь удорожат "решение вопроса" для достраивающих, уже построивших, но не успевших ввести в эксплуатацию апартаменты под видом лечебниц, пансионатов, частных многоэтажных домовладений?

- Я не знаю, сколько стоит сейчас «решение вопроса» и станет ли оно дороже. Мне за державу обидно.

- Последний вопрос, не совсем в тему. Вы упомянули про свою поездку к горе Гасфорта. Тогда Вас и съёмочную группы НТС не пустили на бывшую территорию БРУ. Вы не могли бы прокомментировать тот случай?

- Могу прокомментировать. Строго говоря, задача проникнуть именно на эту территорию не стояла. Мы приехали снять сюжет, и нам показалось, что удобно будет сделать это прямо на том месте, где проводится байк-шоу. Когда вышел охранник и стал вести себя, мягко говоря, не сильно вежливо, и стал ссылаться на разрешение, которое мы должны получить от доктора, который проводит операции, у меня ненадолго возникло желание предъявить депутатское удостоверение. Оно лежало у меня в нагрудном кармане. Но потом мне показалось правильным выяснить, может ли попасть на этот сверхсекретный объект обычный журналист, выполняющий редакционное задание. Выяснил – не может. Сюжет мы сняли, на «Ниве» легко подъехали к бывшему итальянскому кладбищу, откуда все было прекрасно видно. Но то, что съёмочной группе канала НТС было оказано препятствие в работе - это без моей реакции не останется. История будет иметь продолжение.

 

Но в заключение хотел бы вернуться к основной теме Ваших вопросов.

Иосиф Бродский когда-то написал:

 

«Какой печалью надо обладать,

чтоб вместо парка, что за три квартала,

пейзаж неясный долго вспоминать,

но знать, что больше нет его; не стало».

 

Если мы не остановим строительный беспредел в Севастополе, мы скоро не только «пейзаж неясный» вспомнить не сможем.

Мы не увидим в нашем городе парков ни за три, ни за десять кварталов.

Всё будет застроено многоэтажными апартаментами – во имя чьей-то прибыли, но во вред Севастополю.

 

Источник: новостной портал ForPost