00:00
Версия для печати
Версия для слабовидящих
Размер шрифта
A
A
A
Цвет фона
Законодательное Собрание города Севастополя
Главная » Пресс-центр » Новости Законодательного Собрания Севастополя » май » ДЕНЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА. О рассмотрении жалобы после выборов в присутственные места города Севастополя (1833 г.)
Прямая видеотрансляция
Фотогалерея
Видеогалерея
13 мая 2022

ДЕНЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА. О рассмотрении жалобы после выборов в присутственные места города Севастополя (1833 г.)

Новый документ в разделе «История парламентаризма в Севастополе» рассказывает о рассмотрении жалобы, поступившей в Таврическое губернское правительство после выборов в городовой магистрат и Севастопольскую городскую думу.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ТАВРИЧЕСКОГО ГУБЕРНСКОГО

ПРАВИТЕЛЬСТВА О ЖАЛОБЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ В ПРИСУТСТВЕННЫЕ МЕСТА

ГОРОДА СЕВАСТОПОЛЯ

 

г. Симферополь                                                                                                19 января 1833 года

С л у ш а л и :

 По 1 столу. Первое – рапорт Севастопольского городового магистрата обще с думою и полицеймейстером от 17 декабря 1832 года под № 749 в коем прописывая, что командир Севастопольского порта от 15 декабря за № 2555 предложил оному противу препровожденного в оригинале прошения подданного ему от севастопольских купцов, в тот же день донести, почему прописываемые ими беспорядки могли произойти во время баллотирования членов на трехлетие, как равно почему не были оповещены прочие граждане для бытия при таковых выборах и о прочем; по тому прошению доставить подробное объяснение с возвращением оного. Приложенное при оном прошении написано от севастопольских купцов, подписанное только пятью человеками, именно купцами 3-й гильдии Эммануилом Критико, Христо Арванити, Христофором Константинопуло,  купеческим сыном  Федором Симакопуло, который наименовал себя купцом ложно и вместо неграмотного мещанина Таци неизвестно кем написано имя его, следующего содержания: «Сего месяца 12 числа по слухам между обществом мы явились в залу Севастопольского городового магистрата где объявлено было о выборах городских и после принятия присяги приступлено к оным и мы в продолжение оного заметили, что выборные ящики не были оббиты сукном, а вместо шаров раздаваемы были гражданам чернильные орешки, которые при опускании в ящики стуком своим показывали в какую сторону положены были, и тем обнаруживали каждого избирателя в его намерениях, а потому в рассуждении замеченного нами в зале малого количества граждан из которых многие не дошли, конечно, по неведению, а другие хотя и приходили к дверям залы, но не были впущены в собрание. Мы объяснили о том присутствующим при выборе членов магистрата, чтобы сделать другой выбор, приготовив к тому надлежащим порядком шары и ящики, а между тем оповестили всех граждан с распиской каждого. Таковое предложение наше не было принято, а мы также не согласились на продолжение дальнейшего беспорядочного выбора, а когда секретарь магистрата [А.К.] Кахно-Кутовый предложил нам подписать выбор градского главы, что мы сделать не должны были, то он [А.К.] Кахно-Кутовый грозно выговорил к нам сии слова: «Вы бунтовщики». После таковых противозаконных действий и причиненной нам пред целым  обществом в присутственной камере секретарем [А.К.] Кахно-Кутовым обид, мы с позволения присутствующих вышли из залы магистрата.  Объявляя о таковых действиях при выборах происшедших вашему превосходительству, покорнейше просим оказать нам милость на законах основанную:

1. уничтожить сделанные выборы, не согласные с законом без участия половинного количества купцов и некоторой значительной части мещан и тем сохранить дарованные высочайшей милостью градскому обществу права для выборов по всей силе Городового положения;

2. к выборам созвать всех граждан, имеющих законное право повесткою за подписом каждого читавшего оную, дабы всякий гражданин воспользовался единственным своим правом в три года ему один раз предоставленным;

и 3. чтобы шары и ящики приготовлены были как законом повелено, дабы тем сохранить священное нам же место, каковое заключается в ящике и шарах, причем покорнейше просим ваше превосходительство с секретарем Кохно-Кутовым за  причиненную нам обиду в присутственной каморе в лице государя императора и при всем обществе названием нас бунтовщиками приказать поступить по законам. И справку по коей оказалось: что по указу сего правительству от 5 декабря за № 55587 и по предложению командира Севастопольского порта г[осподина] вице-адмирала и кавалера [К.Ю.] Патаниоти от 7 декабря за № 2503 предписывающих о произведении выборов на трехлетие с 1833 в городские должности статьею 72 высочайшего о губерниях учреждениях установленные состоявшимся 8 числа того месяца определением заключено:  к произведению городских выборов назначить 12 число того месяца и о том оповестить севастопольских купцов и мещан участвовать в выборах право имеющих, с тем, чтобы они назначенного к выборам числа не позже 8 часов утра собрались в зале магистрата, по собрании коих произвесть к присяге и затем распорядиться о произведении новых выборов на трехлетие во все те должности, которые в 72 статье  высочайшего о губерниях учреждения установлены и непременно окончить оные так скоро как только успеть можно, по окончании же них баллотированные списки за подписом баллотировавших и присутствовавших при выборах представить во всем законном порядке в губернское правительство на рассмотрение и утверждение. О чем уведомя градскую полицию просить распорядиться всех здешних купцов и мещан собрать в вышеписанное время непременно и чтобы г[осподин] полицеймейстер пожаловал для наблюдения за порядком и тишиною при выборах. Вследствие чего того же 8 числа посланы купцам и мещанам повестка и градской полициею за № 716 отношение, что 8 декабря градской глава [В.М.] Носов уведомил магистрат, что по болезни присутствовать не может, просил произвести оные на законном основании в присутствии вместо его старшего бургомистра. В назначенное же время общество для выборов не явилось и после многих посылок сторожа и полицейских солдат в 12 уже часу, кроме членов собралось 35 человек, которые не ожидая остальных весьма незначительном количестве заключающихся огласились и поведены были  в соборную церковь к присяге, по принятии коей в 1 часу пополудни и по возвращении в зал магистрата во 2 часу прочтены обществу высочайшего манифеста 1766 года декабря 14 дня пункты 4,8,9,10,11,1213,14,14,21,22 и Городового положения статьи 49,50, толкование на оные и статьи 51,52 предложено оному назначить для баллотирования градского главу, причем когда российское сословие будучи весьма значительнее греческого, назначило к баллотированию купцов [В] Носова и [Н.] Хрипунова, то из числа греческой нации купцы [Э.] Критико, [Х.] Арванити, [Х.] Константинопуло, купеческий сын [Ф.] Симакопуло и мещанин [П.] Таци препятствуя им в том в особенности два первые громогласно и с азартом начали говорить, что они [В.] Носова не хотят, по усмирению их г[осподином] полицеймейстером предоставлением назначить с своего сословия и по назначении ими греческого дворянина [И.] Резаку и купеческого сына [Ф.] Симакопуло, приступлено к баллотированию означенных 4-х человек в головы, упомянутые [Э.] Критико, [Х.] Арванити,  [Х.] Константинопуло, [Ф.] Симакопуло и [П.] Таци под предлогом не нахождения некоторых из сословия их мещан на выборах, имея беспокойные характеры и по упрямству их продолжать выборов не захотели, требовали оставить оные до тех пор пока все сословие их соберется и делали тем нарушение порядка выборов и расстройку в обществе по соглашению коего при решительном отзыве [Э.] Критико, [Х.] Арванити,  [Х.] Константинопуло, [Ф.] Симакопуло и [П.] Таци в нежелании продолжать выборы объявлено им, что не явившись по повестке на выбор сословия их лица из коих [Х.] Арванити до принятия присяги не прибыл, остальные по старости и молодости не представляют уважительности дожидать присутствию и обществу явки их, менее того, чтобы чрез них остановить выборы, но они не обращая ни на что внимания предлагаемых им для баллотирования бургомистров и прочих членов, шаров же не взяли, а потому окончание выборов произведено остальными 30 человеками, по окончании коих [Э.] Критико, [Х.] Арванити,  [Х.] Константинопуло, [Ф.] Симакопуло и [П.] Таци, предлагаемых г. полицеймейстером баллотированных списков не подписали. Вследствие чего учиненным 12 декабря определением заключено: с прописанием вышесказанного во всем истинное действие изъясняющего и с приложением баллотированного списка на основании высочайшей резолюции на 27 пункт доклада Смоленского генерал-губернатора князя [Н.В.] Репнина представить сему правительству на благорассмотрение и как купец [] Критико при выборах на трехлетие с 1830 года с членов был первым в числе производивших беспорядки, о чем по распоряжению сего правительства назначено произвесть следствие, но до сего времени не произведено, и что если за поступки его не будет определено взыскание, то нельзя надеяться чтобы и на будущее время при выборах была тишина и спокойствие и для того просит о поступлении с производившими беспорядок [Э.] Критико, [Х.] Арванити,  [Х.] Константинопуло, [Ф.] Симанокуло и [П.] Таци по законам и не оставить присутствие сие в резолюцию указом. Баллотированный же список о депутатах торговли по силе 188 § дополнительного постановления об устройстве гильдий по торговле прочих состояний 14 ноября 1824 года, высочайше утвержденного представить на утверждение командиру Севастопольского порта, о чем изготовленные 14 декабря рапорты губернскому правительству за № 724 и г. командиру Севастопольского порта за № 725 посланы по принадлежности, но первый из них по приказанию его превосходительства взят обратно из почтовой конторы. Определили: хотя просители пять человек, из коих [Ф.] Симакопуло наименовал себя купцом ложно, ибо он, состоя в капитале матери его, почитается купеческим сыном, а мещанин Панаиот Таци по безграмотству его по-гречески подписан неизвестно кем в составленном от севастопольских купцов прошении на котором ни сочинитель, ни переписчик того не подписались, изъясняя якобы происходившие беспорядки при выборах и причиненную им обиду, просят уничтожение выборов и прочее, но поелику:

Во-первых, из подведенной справки видно, что за три дня предназначенным к выборам числом послана была к обществу купцов и мещан повестка, по которой все наличные граждане о назначенном для выборов дне знали и даже находившийся в Байдарах [Ф.] Симакопуло о том извещен,  и приехавши оттоль 12 числа с утра до 12 часов полуночи собирал граждан в особенности своего сословия, сверх того, того же числа для собрания их посылаемы были полицейские солдаты и сторож магистрата и сколько можно было столько и собрано их, следовательно несправедливо то, что просители по слухам собрались и что многие не пришли на выборы по неведению.

Во-вторых, просители ни пред приведение их вместе с прочими 30 человеками к присяге ни после оной до пробаллотирования назначенных 4 человек  в головы не объявляли о необходимости не находящих на выборах немногих граждан, а после пробаллотирования единственно по упрямству их начали претендовать за них, тогда когда и на прошедших выборах не все граждане бывали, да и быть все по занятиям их не могут, при том же просители увеличивая количество не бывших купцов до половины и мещан значительною частию не пояснили кто именно они таковые, вероятно потому что поименовавши обнаружилась бы ложь их, ибо действительно не было на выборах купцов и мещан весьма незначительное число.

В-третьих, выборные ящики и шары ныне употребляемы были те самые, которые и на прежних выборах употреблялись с накрытием сукном, и как прежде, так и ныне никто даже и просители вовсе в претензии не были, после же выдумали негодность их полагать должно единственно к усилению несправедливой просьбы их.

В-четвертых, просители объясняют, якобы пришедшие граждане не допущены к [Х.] Арванити, который по возвращении общества с церкви от принятия присяги, явился, и который будучи приглашаем купцом [М.] Горевым вовремя по прихотям не явился, то весьма несправедливо бы было чрез его ожидать обществу и присутствующим готовым приступить к выборам, пока был бы отыскан священник и он приводил к присяге.

В-пятых, просители несправедливо написали, что будто бы секретарь [А.К.] Кахно-Кутовый предлагал им подписывать выбор и назвал их бунтовщиками, ибо секретарь вовсе не предлагал им к подпису выбора, а предлагал оный г[осподин] полицеймейстер, когда же они по упрямству отказались, то секретарь сказал, конечно бунтующие общество списка не подпишут, ибо пяти человек для достижения прихотей их, явно желавших расстроить все общество наименовать не иначе надлежит.

В-шестых,  сбор граждан с подпискою на повестке по безграмотству многих из них затруднителен, невозможен и никогда не производился, потому что соблюсти в сем случае порядка по означенной причине безграмотному сторожу невозможно, о чем донеся рапортом командиру Севастопольского порта г[господину] вице-адмиралу [К.Ю.] Патаниоти в объяснение на предложение за № 2555 просит к обличению просителей в несправедливости жалобы вспросить, кто именно купцы и мещане не были на выборах, из коих они насчитывают, первых до половины, а последних значительное число, также сколько и кто пришедшие к выборам не допущены? доложив при том, что присутствие свое определение за силою 130 статьи высочайшего о губерниях учреждения переменить не вправе, препроводить прошение просителей, оставя к делу копию и с прописанием всего вышеписанного донести рапортом сему правительству на благорассмотрение приложив и баллотированный список. Список сей заключается в следующем. Список  баллотированный о градском главе, бургомистрах, ратманах и гласных думы, баллотированных на настоящее с 1833 года трехлетие и на 1833 год городовом старосте, депутатах в квартирную комиссию, присяжных оценщиках и депутатах торговли, учиненный в Севастопольском городовом магистрате. Производилось баллотирование декабря 12 дня 1832 года.

 

По назначению общества баллотировались

В градские головы

Шары

избирательные

неизбирательные

Севастопольский 2-й гильдии купец Василий Носов

21

14

Севастопольский 3-й гильдии купец Никита Хрипунов

18

17

Доказывающий дворянство Иван Резаки

17

18

Севастопольский 3-й гильдии купеческий сын Федор Симакопуло

8

27

В бургомистры

 

 

Севастопольский 3-й гильдии купец Степан Гах

22

8

Севастопольский 3-й гильдии купец Гаврило Колосов

16

14

Севастопольский 3-й гильдии купец Дмитрий Нисири

11

19

Севастопольский 3-й гильдии купец Христофор Константинопуло

12

18

Севастопольский 3-й гильдии купец Георгий Сарачопуло

19

11

Севастопольский 3-й гильдии купец Лев Сергеев

21

9

В ратманы

 

 

Севастопольский 3-й гильдии купеческий брат Василий Лушников

26

4

Севастопольский 3-й гильдии купец Алексей Красильников

24

6

Севастопольский 3-й гильдии купец Христофор Константинопуло

21

9

Севастопольский 3-й гильдии купец Иван Фомин

20

10

Севастопольский 3-й гильдии купец Петр Соколов

22

8

Севастопольский мещанин Ефим Кашин

19

11

Севастопольский мещанин Панаиот Таци

18

12

Севастопольский мещанин Георгий Спиридонов

11

19

Севастопольский мещанин Георгий Арванити

17

13

В гласные думы

 

 

От купцов купец Иван Жданов

27

3

От торгующих мещан мещанин Христофор Константинов

21

9

От посадских мещанин Иван Григорьев

24

6

От иногородних севастопольский житель Яни Петропуло

22

8

На 1833 год

В городовые старосты

 

 

Севастопольский житель Марко Веленджаки

27

3

Севастопольский житель Николай Калилери

10

20

Севастопольский мещанин Иван Петров

16

14

В депутаты квартирной комиссии

 

 

Севастопольский житель Филипп Карпов

27

3

Севастопольский житель Николай Калилери

24

6

В городовые присяжные оценщики

 

 

Купец Иван Гущин

27

3

Севастопольский житель Константин Ковадья

21

9

Купец Степан Старцов

26

4

 

Второе: Отношение командира Севастопольского порта контр-адмирала [К.Ю.] Патаниоти на имя г. здешнего гражданского губернатора писанное и от него в сие правительство переданное от 18 декабря 1832 года под № 9880 в коем изъяснено:  получив отношение сего правительства от 5 числа того месяца относительно произведения на трехлетия с 1833 года городских выборов, он в тоже время предписал Севастопольскому городовому магистрату к непременному исполнению, но не получив еще от магистрата о исполнении сего донесения, из числа граждан пятью человеками подано к нему прошение, в коем жалуется на неправильное действие магистрата при баллотировании и обиде сделанной им секретарем сего присутствия, по каковой жалобе предписано было магистрату подать объяснение; но вслед за сим еще вступило к нему от 9 человек прошение, что к баллотированию некоторые граждане не были оповещены, как требовал законный порядок, другие же хотя и были, но уже поздно и посему или по другим причинам не были впущены в собрание, да и самое действие магистрата не согласовалось с порядком. Обстоятельство таковое заставило его вполне удостовериться, и для того он предписал штаба своего дежурному штабс-офицеру обще с обер-аудитором на самом месте войти в разбирательство жалоб, которые того ж дня представили к нему донесение (с коего включил список) из которого обнаруживается неправильное действие градской полиции и магистрата при баллотировании происшедшее, и оно то самое подало повод к жалобам и несогласиям граждан, тем еще более, что когда они не согласились подписать выбор градского главы, то секретарь магистрата грозно закричал на них: «Вы бунтовщики». Сообщив г[осподину] губернатору о произошедших беспорядках при городских выборах, он предаст вместе благорассмотрению его и принесенные ему жалобы от граждан, поелику дело сие относится к рассмотрению судебных мест гражданского ведомства с тем, что если оные заслуживают уважения о произведении новых выборов или по существующих постановлениям таковым произвесть будет невозможно, то в обоих сих случаях для распоряжения его, не оставить его уведомить, причем прилагает подлинниками упомянутые два прошения и объяснительный рапорт магистрата № 728. В списке с рапорта штаба командира Севастопольского порта дежурного штабс-офицера капитан-лейтенанта Бардаки и обер-аудитора 10 класса Иванова командиру Севастопольского порта г[осподину] вице-адмиралу и кавалеру [К.Ю.] Патаниоти 1 от 17 декабря 1832 года за № 1708 написано: «Во исполнение предписания вашего превосходительства сего числа данного, мы входили в разбирательство двух жалоб севастопольских купцов и мещан о беспорядках происходивших в городовом магистрате при выборах из них в городовые должности по 72 статье высочайшего о губерниях учреждения на будущее трехлетие и нами найдено следующее: когда назначен магистратом день для баллотирования, то надлежало оному  или градской полиции созвать всех граждан в присутствие, объявить о времени выборов. а затем взять подписку от каждого, чтобы явились в назначенный день и час, но такого распоряжения сделано не было, а были оповещаемы одни чрез магистратских и полицейских служителей, другие – от членов сих присутственных мест, а сии последние оповещали прочих сограждан. чего и вышло (как в прошениях значится по слухам) что некоторые или вовсе не знали о баллотировании осведомились тогда, когда собравшиеся граждане, учинив по закону присягу, приступили к баллотированию, но уже впущены в зал не были. Сие последнее обстоятельство при спросе нами в присутствии полиции просителей, купцов и мещан подтвердили и гг. полицеймейстер и секретарь магистрата после сего на требования наши ящики употребляемые при баллотировании, которые при первом взгляд них не показывали существенной пользы, ибо вместо шариков из сукна которые для сего обыкновенно употребляются, они состояли из чернильных орешков, кои если класть в стаканы, то стук их довольно показывает в какой из них опущен шар (орешек), а к тому еще сукно прикрывавшее сверху ящик, держано было по концам г. полицеймейстером и бургомистром, что без сомнения могло быть видимым предметом. Следовательно такое действие в  баллотировании дало каждому гражданину противное правилам понятие. За сим все купцы и мещане, подписавшиеся на прошениях, ничего в отмену содержания оных показать не могли, но утвердительно уверяют все ими прописанное. Один же из них мещанин Николай Нистилич объявил, что он хотя и был оповещен, но по собственному желанию не был при выборах, прошение же подписал с прочими по соглашению купца Орловского. Все вышеписанное передаем на благоусмотрение вашего превосходительства и подписанные два прошения упомянутых купцов и мещан при сем представить честь имеем.

Объяснительный рапорт магистрата под № 728 и прошение пяти человек купцов, одного содержания с рапортом сему правительству под № 749. В прошении же г[осподину] вице-адмирала [К.Ю.] Патаниоти севастопольскими купцами и мещанами 15 декабря поданном, написано: «Высочайше дарованным купечеству и мещанству правом для градских выборов изображенным в городовом положении, мы не воспользовались при произведенных в Севастопольском городовом магистрате сего месяца 12 числа выборах. Многие из нас не знали о времени назначенном для выборов, не быв оповещены письменно, наконец некоторые из нас узнали друг от друга, что выборы производятся 12 числа сего месяца в присутствии магистрата, куда хотя и явились, но не были впущены в залу. Кроме того известно нам и то, что некоторые из граждан хотя и были при выборах, но не участвовали при оных по разным противозаконным действиям и что выборы произведены и окончены без бытности и согласия половинной части севастопольских купцов, не говоря о мещанах также к тому непризнанных или недопущенных. Всякий член градского общества купец или мещанин за счастье почитает чрез три года быть хотя один день в числе своих сограждан и в избрании для себя судей или старшин воспользоваться правом высочайше дарованным, а потому мы, как лишенные сего священного права прибегаем под покровительство вашего превосходительства прося покорнейше, оставив произведенный несогласно с законами выбор, повелеть сделать новый по всем правам Городового положения, оповестив о том заблаговременно всех граждан письменно за росписами, предоставив каждому при выборах присутствовать по желанию на совести и присяги основанному; и

Третье: прошение Севастопольских купцов на имя здешнего г. гражданского губернатора писанное и от него в сие правительство переданное одинакового содержания с таковым же г. вице-адмиралу [К.Ю.] Патаниоти поданным и прописанным в рапорте сему правительству Севастопольского магистрата обще с думою и полицеймейстером под № 749

П р и к а з а л и :

Рассмотрев донесение Севастопольского городового магистрата обще с думою и полицеймейстером, объясняющее обстоятельства при градских выборах происшедшие, также отзыв по сему же случаю командира Севастопольского порта 18 декабря 1832 года под № 9880 на имя г[осподина] гражданского губернатора, рапорт дежурного штаб-офицера и обер-аудитора под № 1708 к нему командиру подданный, вследствие порученного им от него разбирательства жалоб не некоторых из граждан и самые жалобы сих последних, правительство находит:

1. Что за три дня предположенного времени к выборам в городские должности послана была от магистрата к обществу повестка, по которой из всех наличных граждан, знавших о предположенных к выбору дне, иные явились сами в присутствие магистрата, а другие приглашены были чрез полицейских служителей и магистратского сторожа;

2. Что купцов и мещан набралось для баллотирования в городские должности 35 человек в том числе были вышепоименованные жалобщики: [Э.] Критико, [Х.] Арванити, [Х.] Константинопуло, [Ф] Симакопуло и [П.] Таци и что все они, приняв по порядку присягу, явились в залу магистрата и произвели 12 декабря баллотирование градского главы, но когда приступлено было к избранию бургомистров, ратманов и прочих должностных лиц, то в выборе участвовали только 30 человек, потому что вышепоказанные 5 человек несмотря ни на какие убеждения членов магистрата и предложение полицмейстера, шаров не взяли и от баллотирования по принятой ими присяге упорно уклонились и баллотированный должностным лицам список подписан только 30 человеками;

3. Что не подписавшие списка 5 человек, бывшие при баллотировании градского главы и особо того 10 человек купцов и мещан не участвовавшие в выборах, прошениями своими домогаются об уничтожении баллотированного списка, по сей причине и потому что ящик и шары якобы были неустановленные, объясняя при том будто бы секретарь магистрата Кохно-Кутовый в присутствии целого собрания назвал первых 5 купцов и мещан бунтовщиками;

4. Хотя городовой магистрат обще с думою и полицмейстером объясняется, что выбор в городские должности произведен по установленному порядку, но дежурный штаб-офицер и обер-аудитор на коих как выше сказано возложен был разбор жалоб в рапорте своем пишут, что ящики избирательный и неизбирательный оказались ничем внутри не оббитыми и что вместо установленных шаров розданы были гражданам чернильные орешки. По всем сим обстоятельствам правительство полагает для точнейшего удостоверения в правильности или неправильности действий при городских выборах происшедших, нарядить следствие, произведение коего о сем предмете, равно и о справедливости жалобы купцов: [Э.] Критико, [Х.] Арванити, [Х.] Константинопуло, [Ф.] Симакопуло и [П.] Таци на секретаря городового магистрата Кохно-Кутового поручить Симферопольскому уездному стряпчему Глинскому  к которому препроводив при указе по описи и все бумаги до того относящиеся, предписать, окончив без малейшего замедления следственное дело, представить правительству с краткою выпиской, о чем командира Севастопольского порта уведомить, а Севастопольскому городовому магистрату дать знать указом и от первого просить предписания тамошней полиции, а последнему велеть, чтобы законные требования следователя были немедленно выполняемы.   

    Таврический гражданский губернатор,

действительный статский советник и кавалер

Александр Иванович Казначеев

Советники:

Надворный советник

Василий Пантелеймонович Важничий

Титулярный советник

Александр Федорович Шевелев

Асессоры:

Коллежский асессор и кавалер

Алексей Ефимович Писковский

Титулярный советник

Трофим Евстратьевич Иваников

 

 

ГАРК. Ф.27. Оп.22. Д.547. Л.218-239об.  Подлинник