00:00
Версия для печати
Версия для слабовидящих
Размер шрифта
A
A
A
Цвет фона
Законодательное Собрание города Севастополя
Главная » Пресс-центр » Газета «Севастопольские известия» » Май 2015 » №38-39 (1783), пятница
Прямая видеотрансляция
Фотогалерея
Видеогалерея
8 мая 2015

№38-39 (1783), пятница

9 мая – 70-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов и 71-я годовщина освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков.

Депутаты поздравили ветеранов.

Постановление от 28 апреля 2015 года №266 «О представителях Законодательного Собрания города Севастополя в попечительском совете некоммерческой организации

«Фонд содействия капитальному ремонту города Севастополя».

Субботник на Сапун-горе, Доминика Трущева.

Их соединила память, Нина Решетняк.

В Санкт-Петербурге открыли монумент к Дню Великой Победы, Елена Орловская.

Вальс по просьбе генерала, Марина Сидорец.

Творчество наших читателей, Лариса Литвинюк, Галина Васалати, Олег Украинский.

Устав внутригородского муниципального образования города Севастополя – Нахимовского муниципального округа

____________________________________________________________

ВАЛЬС ПО ПРОСЬБЕ ГЕНЕРАЛА

Во время войны песни играли значительную роль. Их способность влиять на сознание людей очень хорошо понимали руководители советского государства, ведь нередко они сами заказывали композиции на определенные темы или, наоборот, запрещали и критиковали. Патриотические песни помогали бойцам собрать силы и победить в последнем бою, они напоминали о родных и близких, ради которых надо было выжить…
В одном из февральских номеров газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия» за 1942 год было опубликовано стихотворение Евгения Долматовского «Танцы до утра», где были такие строчки:
Воет вьюга на Осколе,
По реке скользят ветра.
Говорят, сегодня в школе
Будут танцы до утра…
Танца вечная погоня
Удивительно легка,
И лежит в моей ладони
Незнакомая рука…
«Стихотворение это я написал почти с натуры, - позже рассказывал поэт. - Еще первой тяжелой военной зимой, находясь в войсках на рубеже России и Украины в районе Харькова и Белгорода, я заметил, что никакая сложность обстановки, смертельная опасность, разруха, беда не могут заглушить и отринуть все то, что принадлежит, казалось бы, лишь мирным временам и именуется лирикой. Стоит воинской колонне остановиться на ночевку в прифронтовом селе или городке, и вот уже возникают знакомства, и откровенные разговоры, и влюбленность, и все это носит грустный и целомудренный характер; а рано утром – расставание и отъезд…». А потому даже в заголовок стихотворения поэт вынес то, что крупными неуклюжимыми буквами было выведено на листах бумаги, прикрепленных к дверям школы: «Танцы до утра». Подобные объявления в те времена зазывали молодежь…
Много месяцев спустя, в декабре 1942 года, Е. А. Долматовский встретил композитора Марка Фрадкина, с которым они написали «Песню о Днепре». Встреча произошла в районе Сталинграда, где  Фрадкин с бригадой артистов кочевал по войскам, завершавшим Сталинградскую операцию. Поэт прочитал композитору написанные им стихи, и вскоре тот на трофейном аккордеоне наиграл вальсовую мелодию, навеянную, как он говорил, этим стихотворением. К сожалению, ритмически стихи и музыка шли вразнобой, и  Долматовскому нужно было подумать о новом варианте текста. Однако тот сложный исторический момент требовал иных песен: войска под Сталинградом становились свидетелями и даже участниками большой победы. Именно в тот период М. Фрадкиным и Е. Долматовским были написаны полюбившиеся  бойцам песни «У нас в Сталинграде», «Колечко» и многие другие.
Вскоре после Сталинградской битвы, когда армия Паулюса была окончательно разгромлена и на этом участке фронта наступило затишье, поэта и композитора пригласили на заседание Военного совета фронта, которое проходило под руководством командующего Сталинградским фронтом генерала армии, будущего маршала Советского Союза Константина Рокоссовского (на снимке), вручили обоим заслуженные  боевые награды, ордена Красной Звезды, и попросили познакомить с их новыми песнями, рассказать о творческих планах. «Фрадкин играл песни, а я смотрел на своего кумира генерала К.К. Рокоссовского, - вспоминал поэт. - Мне до этого дня не приходилось так близко видеть этого полководца, пользовавшегося безграничной любовью своих солдат и офицеров… Командующий в присутствии своих главных политических советников К.Ф. Телегина и С.Ф. Галаджева интересовался состоянием и действием песенного оружия, находящегося в его войсках и под его начальством». Долматовский рассказал генералу о творческой задумке: превратить стихотворение «Танцы до утра» в песню. Начальник политуправления фронта Сергей Галаджев, знавший раньше это стихотворение, сказал, что должно получиться нечто вроде офицерского вальса. В ту пору слово «офицер» только проникало в обиход и приобретало право на существование. Поэту очень понравилось название «Офицерский вальс» для будущей песни.
По мнению Рокоссовского, новая песня  должна была выполнить настоящую боевую задачу: готовилось наступление на врага в Курском сражении, а немцев надо было убедить в том, что серьезных военных действий не планируется.
После окончания Военного совета друзья узнали, что надо собираться в дорогу. Ночь застала их в пути. Эшелон двигался на север. Долматовский с Фрадкиным оказались в вагоне политуправления. Там-то и был написан «Офицерский вальс». Эшелон шел медленно - от Сталинграда до Ельца суток семь. На всех станциях и полустанках Фрадкин исполнял песню перед бойцами разных эшелонов: перегоняя друг друга, они шли от берегов Волги в тот район, который летом 1943 года прогремел на весь мир как знаменитая Курская дуга. Под Ельцом авторы уже слышали свою песню, опередившую их с проскочившим раньше эшелоном. Так и пошел этот вальс кружить по фронтам:
Ночь коротка,
Спят облака,
И лежит у меня на погоне
Незнакомая ваша рука.
А вскоре слово «офицерский» в его названии было заменено на «случайный» – ведь песня была и солдатской. Говорят, когда
И.В. Сталин прослушал песню, он возмутился: как же хрупкая девушка может достать до плеча высокого сильного советского офицера?! Не понравилось Иосифу Виссарионовичу и название «Офицерский вальс»: «Офицер должен не танцевать, а воевать». Вот таким образом песня стала называться «Случайный вальс», а «погоны» превратились в «ладони». «Случайный вальс» пели на фронтовых концертах многие артисты. А Леонид Утесов записал его на пластинку. С тех пор вот уже более семидесяти лет живет эта песня в народе, оставаясь одной из любимых лирических песен военной поры.
Хоть я с вами почти незнаком
И далёко отсюда мой дом,
Я как будто бы снова
Возле дома родного.
В этом зале пустом
Мы танцуем вдвоем,
Так скажите мне слово,
Сам не знаю, о чем.

Подготовила Марина Сидорец